В.О., Косая линия, д. 5
тел.: (812) 644-53-73

«Медико-санитарная часть №3»

 

Физиология и патология голоса и речи

1. КРАТКИЙ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Умение рационально пользоваться своим голосом, экономя его физиологи­ческие возможности за счет ясности и отчетливости произношения, составляет основу правильного использования речевого аппарата.

Громадную роль играет правильное голосо- и речеобразование в армии и при проведении политработы. Подача команды, общение между собой во время боя, передача сведений по полевому телефону и т. д. требуют наличия четкой и ясной речи как у командиров, так и у красноармейцев.

В гражданской жизни наличие дефектов в этой области нередко также является моментом, тормозящим общественную, а иногда и производственную работу. Человек, обладающий тем или иным недостатком голоса и речи, обычно стесняется высказывать свои мысли, выступать на собраниях и т. д. и нередко отказывается лишь по этой причине от общественной и даже от некоторой производственной работы.

Тяжело отражаются дефекты голоса и речи на школьной успеваемости: ребенок, имеющий неправильную речь, сплошь и рядом отстает в грамотности от своих товарищей лишь из-за того, что имеющийся у него дефект речи действует на психику, обусловливая неуверенность в себе, в своей памяти, в своих зна­ниях. Но самый главный недостаток заключается в том, что, облекая речь в письменную форму, ребенок дает на бумаге отражение своего неправильного произношения, т. е. делает орфографические ошибки.

Иногда неправильность речи заключается в неумении правильно этимологи­чески или синтаксически связать слова, т. е. составить фразу (аграматизм). В силу этого среди так называемых второгодников обычно имеется значительное число детей с дефектной речью.

Поиски методов устранения голосовых и речевых расстройств обусловили развитие особой науки — фониатрии (от phonos — звук), являющейся как бы ответвлением ларингологии. Она занимается изучением нормального голоса (экспериментальная фонетика) и его болезней. Близко к этому стоит наука, изучающая методику обучения пению, — вокальная педагогика (от vox — голос).

Особая наука — логопедия (от logos — слово, речь и paideo — воспитываю) — имеет задачей разработку специфических методов и приемов воспитания речи при ее дефективности и профилактику таких расстройств, обнимая недочеты как устной лексической речи (чтение), так и графической (письмо).

В нашей стране при ряде крупных учреждений научно-исследовательского характера, как медицинского, так и чисто педагогического, эти проблемы разрабатываются в теоретиче­ском и практическом аспекте: развернулась сеть логопедических поликлиник, специальных пунктов и кабинетов, как самостоятельных, так и при школах; производятся массовые об­следования школьников с целью выявления детей, страдающих дефектами речи, и образова­ния групп, в которых проводятся дополнительные занятия логопедического характера. Все это вменяет каждому советскому врачу в обязанность иметь основные сведения по данным проблемам.

Голосовая функция начинается у человека с момента рождения—с первого крика ребенка. Этот крик носит рефлекторный характер. Данный рефлекс при рождении имеет в основе изменение химизма крови и новые физические раздражители среды, возбуждающие дыхательные и фонационные центры. Крики представляют собой комплексы звуков уа, э-э, aй-ай и служат сигналами для выражения как недовольства того или иного характера, так и удо­вольствия. Очень рано, чаще на первом месяце жизни, появляются звуки согласного типа — М и П (чем и объясняется, что первыми словами ребенка у большинства народов являются «папа» и «мама»). К концу второго месяца обычно появляются звуковые комплексы с вхо­дящими в них некоторыми согласными; они пока еще не имеют значения слов (лепет). В даль­нейшем путем наблюдения за речью окружающих, пользуясь слухом и зрением и развивая у себя кинестетическое чувство, ребенок приспособляет свои артикулярные органы к тому, чтобы качество его речи по возможности приблизилось в речи окружающих. Постепенно (в возрасте от 10 месяцев до 3—4 лет) он оценивает значение слов и сам научается применять те слова, которые соответствуют его мыслям и желаниям, чем и создается уже настоящая речь как сознательный акт индивидуального общения с другими людьми.

Развитие речи ребенка идет периодами, неравномерно, находясь в большой зависимости от влияния окружающей социальной среды и индивидуальных свойств. В среднем к концу первого года он имеет запас в 6—10 слов, к 2 годам—30—40 (фразы обычно начинают формироваться в середине второго года), к 3 годам — 300, в возрасте 4 лет — до 2000, а в воз­расте от 7 до 14 лет доводит запас слов до 20000.

Звук голоса, образующийся в гортани благодаря деятельности дыхатель­ного аппарата (нагнетание легкими воздушной струи) и замыканию истинных голосовых связок (см. физиологию гортани), во-первых, слаб, во-вторых, при­митивен. Первое устраняется тем, что выше находится так называемая над­ставная трубка, имеющая ряд резонаторных полостей—морганиевы же­лудочки, пространство под несколько опущенным надгортанником, полость глотки (включая носоглотку), полость рта, полость носа и т. д.; все это составляет верхний резонатор, а нижним резонатором являются бронхи и легкие. Неко­торые части надставной трубки, обладая значительной подвижностью, позволяют изменять звук, получаемый в гортани, соответственно тем условным заданиям, которые выработаны членораздельной речью человека.

Звук, выходящий из гортани, обладает многочисленными обертонами. Укорачивая пли удлиняя надставную трубку и придавая различное положение щекам и губам, а также языку, как при речи, так и при пении, мы вносим изменения не только тем, что усиливаем звук, но и меняем его характер: одни обертоны, характерные для требуемого звука, усиливаются, а другие затушевываются. Так, для произнесения звука «А» широко открывается рот, несколько отодвигаются назад углы рта, язык лежит на дне рта, небо приподнято, а надгортанник несколько запрокинут назад. При звуке «Е» щель между губами сужена, углы рта оттянуты назад, язык в своей средней части приподнят, а кончик языка лежит на нижних зубах с медиальной стороны; гортань несколько поднимается, а надгортанник больше открывает гортань. Пpи звуке «И» рот значительно более суживается, середина языка ближе подходит к твердому небу, мягкое небо поднято, надгортанник принимает вертикальное положение. При эвуке «О» губы слегка вытянуты и принимают овальную форму, кончик языка несколько отодвинут от зубов. При звуке «У» губы сильно вытянуты и образуют круглое, более узкое, чем при предшествующем звуке, отверстие, а гортань опускается.

Для образования согласных по пути звуковых волн, идущих из гортани (а при некоторых звуках лишь воздушной струи), создается внезапное препятствие; шумы, возникающие при преодолении этого препятствия, и дают характерный именно для данной согласной звуковой комплекс.

По месту образования препятствий различают три основные области артикуляции: самым поверхностным является уровень отверстий губ (губные согласные), далее, уровень дуги верхних зубов и передней части небного свода и кончика языка (язычные); наиболее глубоким является уровень небной занавески и корня языка (небные).

При произнесении согласных одной группы, так называемых смычных, образуется полное смыкание в том или ином участке надставной трубки (затвор) и получается шум прорыва — П, Т, К, Б, Д, Г (первые три буквы называются глухими, так как образуются без участия звука гортани, а следующие—звонкими). В другой группе полного замыкания нет, а имеется узкое пространство (как бы щель), которое «проторивается» воздушной струёй. Такие звуки — В, Ф, С, Ш, Ж, 3, Х — называются проторными, или спирантами.

Звуки М и Н соответствуют затвору при звуках Б и Д, но благодаря тому, что небная занавеска при этом оставляет большую щель, часть звуковых волн устремляется в носоглотку и полость носа, в результате чего получается носовой оттенок (носовые согласные). При произнесении звуков Л и Р звуковые волны не подвергаются существенному изменению, поэтому такие согласные называются сонорами (т. е. звучащими), или полугласными. Звук Л образуется таким образом: кончик языка прикладывается к деснам передних зубов верхней челюсти, а струя воздуха проходит по бокам — между краем языка и боковыми зубами. Звук Р получается благодаря вибрации кончика языка во второй области.

В состав комплекса шумов, из которых состоят согласные, входят различные тоны, как высокие, так и низкие. Наибольшее количество первых входит в состав свистящих и шипящих. Поэтому они слышны на большем расстоянии.

Для образования шёпота служат в том же порядке те же артикуляторные органы, но гортань не участвует; истинные голосовые связки при этом делают небольшое движение при произнесении некоторых звуков, но в фонетическом отношении это роли не играет.

Особенностью дыхания при речи и пении является то, что воздушная струя и в момент вдоха, как и в момент выдоха, идет главным образом через рот.

В голосе различают тембр (окраску), силу и высоту.

Тембр видоизменяется при различных положениях гортани. Так, например, при поднятии гортани получается укорочение надставной трубы, в результате чего получается ясный и звонкий тембр; при опущении трубка удлиняется и тембр становится глубоким. Различие положения надгортанника в данный момент обусловливает различие тембра: получается открытый или прикрытый звук. В силу особенностей анатомического устройства и умения пользоваться своими резонаторами у одних получается выгодное усиление гармоничных обертонов, дающее красивый звук, у других этого не получается. Все эти особенности придают индивидуальную окраску (тембр), что позволяет нам узнавать, например, знакомых нам людей по голосу.

Сила голоса обусловливается мощностью нижних (грудная клетка) и верх­них резонаторов. В значительной мере она регулируется произвольно и зависит главным образом от напряжения выдыхаемого воздуха, силы смыкания истин­ных связок и амплитуды их колебания.

Высота голоса регулируется преимущественно напряжением истинных голосовых связок и их длиной, что обусловливает определенное количество колебаний. Играет также роль и сила выдыхаемой струи воздуха.

Обычно лица, имеющие короткие истинные голосовые связки, обладают высоким голосом, а длинные — низким. Однако из этого правила нередко бывают исключения, и поэтому определять характер голоса певца по виду связок было бы совершенно неправильным.

Звукопроизносительная речь является одним из достижений человеческого организма в процессе его эволюционно-филогенетического развития. Она требует строгого соответствия действия дыхательных, голосовых и артикулярных органов. Координация происходит за счет деятельности нервного аппарата. Высший психический центр охватывает значительную часть коры большого мозга. Корковым анализатором и местом хранения образов слов является центр Вернике, находящийся в задних отделах верхней, левой височной извилины. Двига­тельные представления формируются в центре Блока, локализующемся в задних отделах третьей левой лобной извилины (у левшей — то и другое в правом полушарии). Фонаторные движения голосовых связок и дыхательных мышц имеют особый центр в передне-наружной части gyros praecruciatus.

Благодаря тому, что проводящие пути от кортикального центра и от продолговатого мозга перекрещиваются, одностороннее поражение почти не нарушает фонаторной функции гортани.

2. РАССТРОЙСТВА ГОЛОСА

Диапазон (т. е. количество тонов, которое дает голос) у детей постепенно увеличивается с возрастом. Так, в среднем в возрасте от 8 до 10 лет он имеет 6 тонов, от 10 до 12 лет — 8 тонов, от 12 и до периода половой зрелости —11 то­нов; в среднем певческий голос взрослого дает две октавы звуков, но отдельные певцы располагают тремя и даже более. Для разговорной речи достаточно 4—7 тонов различной высоты.

У мальчиков и девочек гортань имеет одинаковое строение. При этом у одних детей бывает более низкий голос, именуемый альтом, у других — вы­сокий— дискант. Но к периоду полового созревания гортань начинает при­обретать структуру соответственную данному полу. Гортань мальчика дела­ется более мощной, образуется значительный выступ — кадык, или адамово яблоко (особенно у низких голосов—баса и баритона). У девочек изменение голоса бывает сравнительно мало заметным, у мальчиков — гораздо резче.

Период физиологической мутации (т. е. изменения голоса) выра­жается в том, что голос делается хриплым, временами дает резкие переходы в высокого тона на низкий и наоборот (как при пении молодого петушка). Такой острый этап держится обычно 3—4 месяца, но сам по себе период перестройки тянется несколько лет. В период мутации при ларингоскопии можно видеть более интенсивную окраску слизистой оболочки гортани как проявление физио­логической гиперемии.

У женщин голос изменяет свою высоту в сущности в небольших пределах, в среднем на одну терцию; получается голос (тесситура) либо высокий (сопрано), либо средний (меццо-сопрано), либо низкий (контральто). У мальчиков голос по­нижается приблизительно на октаву; соответственно получается либо тенор, либо баритон, либо бас.

Нормально протекающая мутация не требует применения каких-либо лечеб­ных мероприятий, но необходимо соблюдать профилактику: избегать пере­напряжения голоса — не разговаривать долго, а тем более не читать в течение длительного времени вслух и не кричать. Обучение профессиональному пению рекомендуется обычно начинать мужчинам не ранее 18 лет, а женщинам — можно несколько раньше.

Патологическая мутация. В ряде случаев наблюдается преждевременная мутация (mutatio praecox), наступающая в возрасте 10—11 лет, в других— не­нормально поздняя (mutatio tarda), в 19—20 лет. Иногда период мутации чрез­мерно удлинен (mutatio protracta) и тянется годами. Такие уклонения от нормы обычно бывают результатом эндокринных дисфункций. В редких случаях мутации не происходит и голос остается детским, инфантильным. Такой голос бывает у кастрированных, почему и называется голосом евнухов, или голосом кастратов, хотя встречается иногда и без выпадения половой функции. Ин­фантильный голос у взрослых может быть результатом привычки говорить инфантильным тоном за счет пользования при фонации лишь частью истинных голосовых связок (так называемый фальцет): при этом вибрирует не вся истин­ная голосовая связка, а лишь ее свободный край.

В отношении лечения при патологической мутации необходимо выяснить причины; при наличии эндокринных расстройств следует провести соответ­ствующую терапию. Экономия в пользовании голосом также играет большую роль. При затянувшейся мутации оказывают иногда помощь дыхательные и легкие голосовые упражнения под контролем логопеда.

Фонаторная судорога голосовой щели является результатом пере­напряжения голоса у ораторов, педагогов, командиров. Она выражается в том, что речь делается затрудненной вследствие спазма, наступающего в момент, когда больной хочет говорить. Иногда эти явления возникают во время душев­ных волнений — при выступлениях перед массами, у школьников при ответе преподавателю перед классом и т. д.; встречается обычно у лиц невропати­ческой конституции при чрезмерной голосовой нагрузке. Заболевание является родственным заиканию. Лечение состоит в голосовой диете, покое, укреплении нервной системы, психотерапии, а также постепенно проводимых легких голо­совых упражнениях. Кроме того, применяются и физиотерапевтические меро­приятия — наружная фарадизация, массаж механический и электровибра­торный.

Фонастения, или могифония (phonasthenia, seu mogiphonia), является заболеванием, при котором имеются функциональные изменения голоса при отсутствии видимых органических поражений. Отмечается потеря звучности голоса, легкое утомление его при речи и пении, чувство раздражения или давле­ния в гортани, кашель; в более резко выраженных стадиях появляется дрожание (тремолирование) голоса, временами голос прерывается. В основе заболевания лежит перенапряжение голоса и невропатическая конституция. Предсказание в большинстве случаев благоприятное, так как обычно наступает полное выздоровление; в ряде случаев остается нечистый голос при речи и полная потеря певческого голоса.

Аналогичное патологическое состояние, ведущее к функциональному нарушению голоса при разговорной речи, носит название резеастении (rheseasthenia). Этот термин происходит от греческого слова rhesis—речь. Заболевание бывает у педагогов, ораторов, пропагандистов, работников ад­министративного аппарата, драматических артистов и т. п. При соответствен­ных поражениях голосовой функции командиров применяется термин клезеастении (Kleseasthenia). Название происходит от слова klesis—зов.

Лечение — голосовая диета, правильная постановка голоса, общее лечение нервной системы (включая психотерапию), фарадизация гортани, электро­вибраторный массаж и т. д.

Ряд других расстройств голоса обусловлен органическими заболеваниями гортани, описанными в соответственной главе. Сюда относятся острые и хронические воспалительные процессы гортани, певческие узелки, парезы и параличи гортанных мышц, кровоизлияния в слизистую оболочку истинной голосовой связки и т. д. Лечение их проводится соответственно характеру основного процесса. Но в основе профилактики дальнейших ухудшений или новых рецидивов, а также терапии этих расстройств должен лежать учет форм и размеров эксплоатации данным лицом его голосовых средств. Во многих случаях голосовая диэта и умелая постановка голоса играют большую роль, нежели медикаментозные и физиотерапевтические мероприятия.

ОСОБЕННОСТИ ЛЕЧЕНИЯ ГОЛОСА ПЕВЦА

При лечении певцов пользуются теми же средствами, что и при лечении непоющих. Однако в ряде вопросов приходится считаться с профессиональными особенностями и учиты­вать положительное или отрицательное влияние некоторых лечебных методов либо на общее состояние организма певца, либо непосредственно на его голосовой орган. 'Часто оказывается весьма сложным и вопрос о специфической трудоспособности певца.

При исследовании гортани певца в острой стадии заболевания необходимо обращать большое внимание на состояние истинных голосовых связок, особенно их свободного края. Даже самое небольшое покраснение краев, не имеющее никакого значения у непоющих, вы­зывает у певца быстрое утомление голоса и хрипоту. В таких случаях, как и при обычных ларингитах, применяется вливание в гортань 1% раствора ментола или же 10% раствора хлорэтона в жидком масле; некоторые специалисты предпочитают легкое туширование связок 2% раствором протаргола или колларгола с небольшим количеством адреналина. Состояние межчерпаловидного пространства также имеет большое значение для певца, так как набухание или утолщение в этом участке препятствует смыканию связок. Лечение — обычное противовос­палительное.

Однако следует иметь в виду, что небольшая гиперемия истинных голосовых связок, отмечаемая через несколько часов или на следующий день после большого выступления, является не признаком патологии, а результатом гиперфункции. При этом необходимо лишь соблюдение голосового покоя в течение 1—2 дней. В качестве не столько лечебного, сколько профилактического мероприятия в таком случае можно рекомендовать вливание в гортань 1 г физиологического раствора поваренной соли.

Особенно частым профессиональным заболеванием певцов бывает острый трахеит. Иногда имеет место ларинго- трахеит, но явления ларингита быстро стихают, а трахеит держится в течение нескольких недель. Объяснений такой частоты и длительности течения трахеитов, наблюдаемой у многих певцов, следует видеть в частом значительном повышении воздушного давления в трахее в момент пения и в обусловленном им изменении кровообращения. Не­благоприятным в специфическом отношении моментом является наличие кашля: во-первых, он поддерживает раздражение в гортани, а во-вторых, не допускает возможности вокального выступления. Лечение — ингаляции, пульверизации, вливание вышеописанных масляных растворов, но в больших количествах (до 2 см3) и с последующим более глубоким вдыханием сейчас же после вливания в гортань, диатермия или УВЧ на область трахеи снаружи, нарко­тики внутрь.

Во всех этих случаях певец нетрудоспособен. Однако иногда в силу жизненно-профес­сиональных условий, например, при невозможности заменить в опере заболевшего певца, по­следний бывает вынужден петь и при наличии некоторых островоспалительных явлений в голосовом аппарате (в чем, несомненно, есть некоторая опасность для голоса). В таких случаях врач стоит перед вопросом об оказании возможной «скорой помощи», чтобы обеспечить певцу возможность провести вокальное выступление в ближайшие часы. При наличии острого ринита певец вынужден восстанавливать проходимость носа периодическим вливанием в его полость 1—2% раствора эфедрина или кокаина перед каждым актом, в котором он занят. Адреналин здесь нежелателен, так как, во-первых, нередко вызывает чихание, а во-вторых, потому, что спустя некоторое время после его введения обычно возникает последовательная вазодилятапия. Смазывания гортани ляписом перед выступлением нежелательны, так как они создают тусклость голоса; наоборот, вливание указанных масляных растворов показано. Для поднятия общего тонуса одновременно назначается прием 0,06 г кофеина за час до выступления певца. Однако все эти искусственные мероприятия применяются лишь при особых показаниях и не должны создавать у певца привычки пользоваться ими в здоровом состоянии. При всех условиях врач должен учитывать, что некоторые медикаменты, а именно бром, белладонна, опий, ртуть, считаются средствами, снижающими на некоторое время силу и звучность голоса певца, йод же вызывает нередко гиперсекрецию слизистых желез, что препятствует пению.

При кровоизлияниях в толщу истинной голосовой связки, которые возникают при неудачном взятии звука, а у женщин-певиц при пении в период менструаций, требуется длитель­ное молчание; в более поздних стадиях рекомендуется применение йодистых препаратов с целью облегчения рассасывания.

Фонастения, или могифония (см. выше), возникает нередко в результате переутомления голоса. Она связана иногда с тем или иным неблагоприятным моментом, травмирующим психику певца. Иногда таковым бывает случайное неудачное выступление певца, когда он «был не в голосе». У него создается самовнушение, что его голос утерял звучность и силу. Лечение заключается в отдыхе, общем воздействии на нервную систему певца (кофеин, стрихнин, физиотерапевтические процедуры общего типа); полезны и местные тонизирующие мероприя­тия — д'арсопвализапия или фарадизация гортани, вибраторный массаж мышц гортани. Для этих целей применяются различные специальные аппараты. Большую роль играет и психотерапия, проводимая врачом, указывающим на отсутствие каких-либо недочетов в голосовом аппарате.

Особое значение имеют парезы истинных голосовых связок и певческие узелки. Обнаружение их заставляет врача тщательно собрать анамнез, выявить вокальные и бытовые условия работы и жизни певца в период развития этих патологических явлений с целью определения и устранения этиологического момента. У начинающих, а также у опытных певцов с плохой вокальной школой очень часто причиной парезов бывает неправильная по­становка голоса, в том числе неправильное дыхание во время пения, форсирование звука, пение в несоответствующем диапазоне.

Как у опытных, так и у неопытных певцов большую роль в этиологии данных процессов играют частые вокальные выступления, пение в неблагоприятных внешних условиях, например, в накуренных или холодных помещениях, несоблюдение правил гигиены певца, пение при наличии катаральных явлений в гортани; курение и злоупотребление алкоголем часто не­благоприятно влияют на голосовой аппарат; особенно резко это бывает выражено у певцов с высокими голосами (сопрано, тенор).

Все вышеуказанные вредные моменты должны быть устранены. Остро возникающие парезы ликвидируются после нескольких дней молчания, подострые и хронические требуют длительной голосовой диеты и применения тех медикаментозных и физиотерапевтических методов, которые описаны выше как способы лечения фонастении.

Певческие узелки возникают иногда остро и в течение нескольких дней молчания исчезают. Подострые или хронические певческие узелки, или пахидермии, требуют длитель­ного голосового воздержания и назначения мероприятий, облегчающих рассасывание. Сюда относятся: диатермия или УВЧ гортани, туширование слабыми растворами ляписа. В пред­сказании большую роль играет возможность исключения этиологических моментов и воз­держания от вокальных выступлений.

При всех условиях необходимо учитывать, что те иди иные хронические недочеты со стороны голосового аппарата далеко не всегда ведут у профессионального певца к развитию дефектов в вокальном отношении. Некоторые первоклассные певцы имеют значительные морфологические изменения в гортани и резонаторных полостях. В ряде случаев имеются хронические катаральные явления в гортани (а иногда и узелки) или глотке, и все же это не отражается или мало отражается на голосовой функции. Последнее объясняется тем, что мастерство опытного певца подавляет небольшие недочеты морфологического порядка. Этому способствует, видимо, и то, что патологические явления в хронических случаях развиваются медленно и певец постепенно к ним приспосабливается. Однако последнее относится лишь к опытным певцам, но и здесь не является общим правилом.

С большой строгостью следует подходить к вопросу о показаниях к oпeрациям в верх­них дыхательных путях, в особенности у законченных певцов. К удалению певческих узелков или фибром следует прибегать лишь в крайних случаях, т. е. там, где они велики и вызывают значительные фонаторные расстройства. Такая осторожность нужна потому, что в результате удаления узелка, даже проведенного в техническом отношении блестяще, может исчезнуть певческий голос. Следует воздерживаться и от резекции носовой перегородки, так как в результате этой операции обычно изменяются резонаторные условия в носу. Наоборот, удаление аденоидов, как правило, не отражается на голосе неблагоприятно. Экстирпация небных миндалин ( тонзилэктомия ) у опытных певцов противопоказана: после этой операции обычно в области дужек и мягкого неба образуются рубцы, ограничивающие его движение: кроме того, после удаления миндалин изменяются резонаториые условия. В результате такой операции иногда меняется диапазон голоса, что само по себе травмирует психику певца; иногда исчезает звучность и сила голоса. Поэтому тонзилэктомия у профессиональных певцов производится лишь при наличии витальных показании, например, при тонзиллогенном сепсисе. При отсутствии этих исключительных явлений применяются систематически пли периодически такие консервативные мероприятия, как промывания лакун, рентгенотерапия и т. д. Галь­ванокаустика небных миндалин, носовых раковин и химикоаустика гиперплазированных боковых валиков глотки не противопоказаны. Однако гальванокаустику можно применять лишь в периоды, когда певец свободен от вокальных выступлении на 4—5 дней, потому что нередко после прижигания бывают обострения.

По вполне понятным причинам состояние голосового аппарата всегда является у певца предметом особой заботы. Развитие даже незначительных, в том числе и островоспалительных, явлений в гортани создает у него тревогу. Поэтому врач, лечащий певца, должен всегда учиты­вать особую ранимость психики певца. По этой причине далеко не всегда целесообразно сообщать певцу о легко устранимых недочетах, например, о появлении остроразвившихся узелков или парезов. Однако это не устраняет необходимости проводить соответствующие гигиенические, профилактические и лечебные мероприятия. С осторожностью следует сообщать певцу и о наличии хронических изменений в гортани; в противном случае у него может раз­виться фонастения уже ятрогенного характера.

3. РАССТРОЙСТВА РЕЧИ

Разделение рассматриваемых расстройств голосо- и речеобразования на две группы, не­сомненно, является искусственным, ибо обе эти функции довольно тесно связаны. Так, естественно, для здоровой речи необходимо нормальное голосообразование. Нельзя, например, представить себе правильную речь у человека, страдающего спастической афонией при которой не получается звука в гортани. Столь же относительно и деление логопатий на группы: в каждой из них переплетается ряд моментов, относящихся к голосообразованию и особенностям невро- психического харак­тера. Но все же с целью систематизации приходится придерживаться общепринятого способа деления на группы.

Косноязычие (psellisnnis seu dyslalia). При данном недостатке речи отдельные звуки, слоги, а иногда и целые слова искажаются или замещаются другими звуками или словами, в других случаях они или не договариваются, или пропускаются, или же произносятся невнятно, гнусаво. Характерным для этой группы является то, что задержки общего темпа речи (как при заикании) не происходит. Различные виды неправильного произношения отдельных звуков имеют свое название. При шепелявости (сигматизм) звуки С, 3 и Ц произносятся при высунутом между зубами кончике языка; звуки шипящие (Ш, Ж, Ч, Щ) заменяются свистящими (вместо Ш говорят С, вместо Ж—3, вместо Ч—Ц и вместо Щ—Ц). При картавости (ротацизм) происходит вибрация небной занавески, или язычка (заднеязычное Р), или губ (губное Р), что на языках некоторых народов является нормальным явлением ( у японцев Р п Л произносятся анало­гично). Параротацизмом называется замена звука Р другими, например, Д, Г, П, Л. При гаммацизме вместо звуков Г и К произносятся Х п Р. При ламбданизме неправильно выговари­вается звук Л, вследствие отсутсгвия прилегания кончика языка к альвеолярному отростку, вместо которого слышен звук У. При параламбдацизме данный звук заменяется другими — И, Д, Т, Н, Р. При готтентотизме выговаривается неправильно ряд звуков, и они произвольно заменяются другими, что делает речь бесформенной и малопонятной. При открытой гнуса­вости чрезмерно большое количество звуковых волн идет в полость носа и носоглотку, что образует носовой оттенок звуков; наоборот, при выключении этих полостей исчезает нормаль­ный носовой призвук звуков М и Н и они звучат, как Б и Д.

В основе косноязычия лежат многие причины. В ряде случаев имеют место недочеты механического характера в периферическом артикуляционном аппарате. Сюда относятся. отсутствие зубов, неправильный прикус, парезы или параличи языка, губ, щек, расщелины мягкого или твердого неба или губ. В другой группе таких явлений нет, а привычка не­правильно произносить звуки создается окружающей средой, когда, например, сами взрослые члены семьи—логопаты, когда есть другие дети с неправильным произношением или искус­ственно сюсюкающие родители, подделывающие свою речь к неправильному произношению детей и т. д. В ряде случаев неправильная речь объясняется имеющейся тугоухостыо. Так, при выпадении верхней шкалы высокие звуки, например, С, не слышны, тогда в речи они за­меняются взрывными (табака вместо собака, дубы вместо зубы). Часто наблюдается смешение звонких с глухими (том вместо дом, купа вместо губа) и т. д. Лечение зависит от сущности процесса. При наличии механических причин они устраняются частью путем протезирования (дефекты зубов), частью хирургическим путем (операция по поводу расщелин неба, адсиотомия, удаление опухолей носоглотки, носовых полипов, инцизия короткой уздечки и т. д.). По устранении этих дефектов, а также при отсутствии их проводятся логопедические занятия: ставится правильное дыхание, вводятся упражнения с целью придания гибкости и подвиж­ности артикуляторным органам (губы, щеки, язык).

В числе логоневрозов первое место занимает заикание. Это своеобразный невроз, вы­ражающийся в том, что в процессе речи спорадически появляются судороги звукопроизводящих механизмов. Одновременно обычно имеются патологические изменения в психической сфере, в частности, эмоциональной и волевой. Нарушение свойственной человеку непрерывности речи происходит вследствие задержки артикуляции отдельных звуков в связи со спазмом речевой мускулатуры. В результате этих судорог речь или совсем приостанавливается, или же задерживается на одном звуке или на группе звуков; эти звуки иногда растягиваются, иногда ритмично повторяются. В некоторых случаях при попытке произнести звук, вследствие спастического сокращения диафрагмы и брюшных мышц, воздух с шумом выталкивается наружу, а для речи используется лишь остаточный воздух. Бывают случаи, когда в силу тех же причин для речи используется вдох, а не выдох. Различают две основные формы судорог при заикании: 1) клоническую, при которой одни и те же движения органов речи повторяются, что влечет за собой повторение звуков или слогов, и 2) тоническую, обусловленную длитель­ными спазматическими сокращениями, что дает задержку в произнесении того или иного звука. Шёпот и пение обычно не нарушены.

В основе заикания лежит повышенная нервная возбудимость, причем иногда можно отметить в этиологии определенный инсульт (травма, испуг). Отмечены случаи подражания другим детям, страдающим заиканием. У детей этот логоневроз встречается в общем чаще, чем у взрослых (у школьников до 1%), обычно в возрасте от 2 до 7 лет, причем мальчики страдают им чаще, чем девочки. В ряде случаев заикание исчезает после устранения органи­ческих дефектов со стороны глотки и носа.

Лечение состоит в создании здоровой обстановки и укреплении нервной системы вообще. При наличии ярко выраженных органических недочетов их следует по возможности устранить; однако, учитывая, что такие мероприятия, как операция, в результате связанных с ней эмоций нередко отрицательно отражаются на нервной системе ребенка (даже небольшие хирургические вмешательства), желательнее прибегать к общему наркозу. Большую роль играют систематические логопедические упражнения (дыхательная и речевая гимнастика), а также психотерапия (создание уверенности в том, что речь будет идти спокойно и пра­вильно).

При пулеметности (баттаризме), очень часто наблюдающейся у детей (до 7% всех учащихся), но нередко и у взрослых, звуки и слова произносятся очень быстро, перемешиваются, проглатываются, часто не договариваются. При резко выраженной форме громадная масса звуков и слов произносится без передышки до полного истощения выдоха, в результате чего искажается содержание речи. Нередко такую речь сопровождают быстрые беспорядочные движения рук и всего тела, а также гримасы. Этот невроз возникает на базе невропатической конституции. Лечение состоит в воздействии на нервную систему и в выработке медленной, плавной речи путем систематических логопедических упражнений.

При бредифразии в противоположность предшествующему неврозу имеется, наоборот, замедленная речь. Бредифразик говорит медленно, вяло, растягивая слова на гласных звуках, но смазывает артикуляцию. Общее поведение такого невропата—соответствующее, движения его тоже замедленные, вялые. Принцип лечения—воспитание энергичных, четких и быстрых движений вообще и речевых в частности.

Особо стоит группа расстройств речи на психопатологической почве, куда относится в первую очередь мутизм, или мутацизм. Этот термин происходит от латинского слова mutus — немой и означает немоту, т. е. полное молчание. Мутизм наблюдается при двух различ­ных формах заболеваний — шизофрении и истерии. При первом из них имеется психическая заторможенность ряда функций, в том числе и речевой. Обычно это явление носит характер негативизма. Больные упорно молчат и даже сопротивляются исследованию: вместо того чтобы открыть по просьбе врача рот, они стискивают зубы, нередко прячутся, не подают руки исследующему и т. д. Больной молчалив, но иногда вдруг сразу начинает говорить, правильно составляя фразы; затем он вновь впадает в состояние негативизма. При истерическом мутизме отмечается утрата устной речи, но больной не отказывается от исследования. Письменная речь при чистой форме сохранена, больной понимает окружающих, иногда отвечает в пись­менной форме. Более сложную форму представляет истеро- травматический мутизм, встречаю­щийся нередко в военное время.

Лечебные меры при мутизме первого типа соответствуют лечению шизофрении. При истерическом мутизме применяется психотерапия и некоторые физиотерапевтические общие и местные мероприятия.

В группу расстройств речи на почве органических центральных поражений входят раз­личные группы афазий, детально описываемые в невропатологии. Лечение состоит в воз­действии на основной процесс в мозгу, если это требуется (травма, абсцесс, энцефалит, тумор и т.д.); после этого— логопедические упражнения, которые имеют целью создать новые ассоциативные пути и сделать попытку (в тяжелых случаях) развития соответственных центров в другом полушарии. Применяются также и некоторые физиотерапевтические мероприятия.

Следует отметить, что явления афазии играют большую роль в отиатрии, представляя в ряде случаев отогенных процессов в мозгу (абсцесс в мозгу, экстрадуральные и субдураль-ные скопления гноя и т. д.) определенные диагностические данные. Последние позволяют более или менее точно определить путь, по которому должно идти хирургическое вмешатель­ство, в ряде случаев спасающее жизнь больного.

Автор:  Афанасьева Анна Васильевна

Возврат к списку

 
 

Афоризм дня

"Чем больше я работаю, тем больше я живу."

Джордж Бернард Шоу
 
   
   
   
 

Наши клиенты

ООО «Балтийский завод – Судостроение»

Все клиенты